Прорывные технологии: на всероссийском форуме показали супер-робота «с русским человеком внутри»
12.12.2018

На телеканале «Россия 24» вышел сюжет об уникальной разработке отечественных ученых – андроиде по имени Борис. Только, вместо прорывных технологий, зрителям почему-то показали живого человека в робото-костюме для корпоративов.


Это по-нашему: МВД приобретет 8 тысяч дистанционных электрошокеров
12.12.2018

Точнее – 8 099 электрошокеров (в государственных закупках не бывает мелочей – каждая бюджетная копейка на счету). Как передают информагентства, на службу полиции поступят «мощные» устройства – радиус их действия достигает 4,5 (четыре с половиной!) метра.


«Право на ошибку»: у губернатора Куйвашова не поднялась рука уволить Ольгу Глацких
12.12.2018

Ольга «государство не просило вас рожать» Глацких отделалась легким испугом выговором. Как в своем Instagram сообщил свердловский губернатор Евгений Куйвашов, его подчиненная, как и любой человек, имеет право на ошибку.


Из описи имущества Петросяна-Степаненко пропали десятки картин
11.12.2018

В описи имущества, переданной в суд Еленой Степаненко, не хватает нескольких листов со списком из более чем 60 картин. Об этом рассказал Сергей Жорин — адвокат экс-супруга юмористки (и тоже юмориста) Евгения Петросяна.


Прах Людмилы Алексеевой будет захоронен в США
11.12.2018

По словам исполнительного директора Московской Хельсинкской группы Светланы Астраханцевой, там проживают все родственники правозащитницы и похоронен ее муж.


ФСБ добралось до Росгвардии
11.12.2018
Андрей Брагин

Ведомство Золотова проверят на предмет того, почему единственным поставщиком продуктов стала крымская компания «Дружба народов», которая по факту является посредником, который одним своим существованием завышает цены.


Воспрепятствование бизнесу – сколько еще терпеть?
22.11.2018

Статья 169 УК РФ «Воспрепятствование предпринимательской деятельности» – лидер по числу оправдательных приговоров. Уголовные дела возбуждаются крайне редко, а оправданы в 2015 году 40 процентов чиновников.Заявления предпринимателя из ЯНАО Олега Ситникова по факту воспрепятствования предпринимательской деятельности не регистрируются в течение трех лет. Проверки по заявлениям не проводятся. Это при том, что в отношении компаний Ситникова проведено более 2000 проверок. Сам предприниматель задается вопросом: когда разберутся с теми, кто десять лет «кошмарит» его бизнес.


«Виртуальная любовь» Евгения Осина рассказала о роли журналистов в трагедии певца
18.11.2018

«Пятый канал» сообщает, что Евгений Осин познакомился с Викторией Петровой незадолго до своей смерти. Девушка характеризует их отношения как «последнюю виртуальную любовь» музыканта.


«Неэффективный» участок Минобороны ушел с молотка за ₽2,37 млрд.
18.11.2018

За земельный участок площадью 1,36 га (и 13 зданий на его территории – в общей сложности 7,8 тыс. кв. м.) на Садовнической улице боролись шесть компаний. Как сообщает деловое издание «Ведомости», это единственная площадка возле московского Кремля, доступная для инвесторов.


Обратная связь

Телефон: +7(495) 748-98-35

E-mail: info@intimes.ru

Дети мигрантов оказываются изгоями по возвращению на родину

Проведено исследование ВШЭ об особенностях ассимиляции среднеазиатских трудовых мигрантов в России. Речь идет о культурной, языковой и даже этнической (!) ассимиляции.

Маленькие равшаны и джамшуты общаются исключительно на русском языке (даже со своими родителями), слушают русскоязычную музыку, смотрят русскоязычные сериалы и фильмы. Более того, некоторые дети мигрантов прямо называют себя русскими (вовсе не из страха быть депортированными), сознательно причисляя себя к носителям русской культуры. При этом у детей одновременно происходит отказ от «родной» культурной принадлежности, в отличие от, скажем, башкир, у которых собственная национальная самоидентификация совершенно спокойно уживается с принадлежностью к русской культуре, отмечает тг-канал t.me/ia_steklomoy.

Этнографические материалы и социологические опросы свидетельствуют о том, что у таджиков, киргизов и узбеков Россия ассоциируется с пространством свободы и карьерных перспектив, но так же с распутством и развратом. Скажем, решение о трудовой миграции мужчин дается общине легко и непринужденно. А вот переезд семьями часто оборачивается нехилой такой драмой, так как это означает, что женщины и дети неминуемо подпадут под тлетворное влияние «развращающей» русской культуры: женщины начнут носить джинсы, шорты и даже мини-юбки, детей обязательно научат пить, курить, ругаться матом и, не к ночи будет сказано, слушать репера Фейса.

Так как трудовая миграция означает, что семья находится на заработках, и рано или поздно вернется в родные края, то для местного, насквозь патриархального общества все «возвращенцы» приравниваются к носителям опасного заразного вируса, которых нужно изолировать. В идеале – как можно быстрее отправить восвояси. Нечто подобное существует, скажем, в Пакистане и Афганистане, когда вернувшихся из Европы мигрантов отказываются воспринимать как «своих», и относятся к ним с опаской и недоверием, даже если речь идет о детях.